Где же ты, моя mudita?

Внутренняя радость

Несколько дней назад меня пронзило понимание, что много лет я стеснялась своей позитивности.

Мне свойственен приподнятый фон настроения, оптимизм, видение возможностей. Иногда это на грани с наивностью, иногда — с бесшабашностью, но это состояние лёгкого и близкого контакта с искрящейся божественной радостью внутри. Сложности и трудности я тоже вижу, но это не становится «препятствиями непреодолимой силы».

Я не «стараюсь мыслить позитивно». Оно так получается само. Спасибо родителям, генам, счастливому детству, удовольствию от текущей жизни или всему вместе — не знаю, что тут и как именно работает. Но вижу, что за последние лет десять я научилась маскироваться. Как-то неловко быть радостной и довольной. «Чего это ты такая счастливая, когда вокруг люди страдают?» «Если ты такая удовлетворённая жизнью, то наверняка неадекватная». «Что с тобой? Вокруг-то посмотри.» Такие примерно тексты протекают из моей социализующей части психики и капают на сознание.

Этот уровень радости равносилен «высовыванию» из общей массы по разным иным причинам. Небезопасно. Небезопасно быть счастливой в среднедепрессивном фоне нашей жизни. Нормально быть в субдепрессии, выживать эмоционально, получать от жизни пинки, выбираться из травм. А доверчивость, открытость, светящаяся радость, принятие, любопытство к жизни — это ненормально. Чисто статистически.

А ещё ж лично для меня дело усугублялось непосредственным контактом со сложными для проживания, мучительными ситуациями людей. «Ты психолог? Значит, должна быть в одном процессе с людьми, в сострадании». А я вот другое небесное качество практикую как основное.

«Вы третьего ребёнка ждёте? Как же вы так? Бедные». И я кивала, говорила: «Да вот. Непонятно, как мы будем справляться» и опускала голову. А мы не бедные-несчастные, у нас в целом все здорово. (Даже сейчас страшновато вот это писать. Вдруг чо.)

Вы может в курсе, что в изначальном буддизме есть такое понятие, как четыре небесных качества. Это любящая доброта (metta), сострадание (karuna), равностность (upekkhā) и сорадование (mudita). В скобках – названия на пали, языке Будды. Для кого-то желанным состоянием является равностность как способ отношения и наблюдения за жизнью вообще, кто-то культивирует в себе сострадание к другим, кто-то практикует метту, доброе любящее отношение, а для меня самым естественным является сорадование. Для некоторых это довольно странно, и видя успехи, достижения, радость соседа, люди испытывают зависть, досаду, грусть. Мне обычно нет нужды искать внутри радость за другого, она всегда лежит близко. Я не восклицаю: «Где ты, моя mudita?»

Как говорила монахиня Титамеда, у которой я училась практике Випассаны и вообще училась, в любой момент в мире есть кто-то, к кому можно присоединиться в радости. И если все время практиковать сорадование, то это и есть способ множить радость.

Совсем недавно, как раз после моего инсайта про то, что я себе не позволяю быть позитивной, стесняюсь этого в себе, ко мне во френды постучался человек, у которого в самоописании указано «практикую радость». Мы лично незнакомы, но эти слова стали в тот момент моей лакмусовой бумажкой — задружила.

«И что же ты, прямо такая позитивная-позитивная, что ни печали, ни горя, ни обид, ни гнева не испытываешь?» Хохо! Ещё как испытываю! И не только их, а огромный спектр самых разнообразных переживаний. Но я умею проживать, не застревая в них по уши. Об этом надо отдельно писать, видимо. Сегодняшний опус — про фон моего эмоционального самочувствия, когда я его не прибиваю специально пыльным мешком пониже к земле, не угнетаю мрачными перспективами, когда нахожусь в своём сейчас.

В общем, вылезаю из плеч, в которые всовывалась так долго, и поднимаю голову выше. Тут хочется прямо заранее попросить прощения, если кому это будет сложно принимать. Но так я буду гораздо больше собой.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *