Год важных вещей. 2: Потери

Год важных вещей. 2: Потери

Вот ведь незадача: неделю назад набросала несколько слов для сегодняшнего поста, а теперь совсем нет куража об этом писать. Важное меняется. Это понятно, никому так и не удалось найти что-то неподверженное изменениям. Но ведь важное – это прям такие опоры, тектонические плиты, казалось бы. Ан нет, в значимом для меня тоже проявляются изменения – моих состояний, мыслей, восприятий.

После моей истории о Курочке Рябе всколыхнулась тема потерь. Да, один из важных смыслов сказки «Курочка Ряба», по-моему, – это трансляция архетипического способа справляться с горем. Именно с потерей. Ведь «яичко упало и разбилось». После этого «дед плачет, баба плачет». Это вроде бы мелочь, но для меня страшно важная штука – право на слезы.

Плакать можно

Ряба и вся её «семья» потеряла золотое яичко, и первое, что делают дед и баба, – плачут. Это такое важное зафиксированное в культуре разрешение на слёзы. Просто невероятно, как часто о нем забывают (видимо, из-за продолжения этой же сказки). Не позволяют плакать себе, детям, другим людям. «Успокойте вашего ребёнка», «прекрати здесь мокроту разводить», «не реви».

А ведь это необходимая реакция на сильное переживание. Это похоже на переполнение через край. Слезы не показатель какой-то одной эмоции. Высокая интенсивность радости и горя, волнения и страха, да и других переживаний, может приводить к ним. Очень важно плакать, когда случается горе. Не замораживать слёзы.

Успокаивать – это как?

Самым деструктивным из этой сказки для нашей культуры является запрет на выражение чувств. «Не плачь, дед, не плачь, баба», – эта формула на разные лады повторяется абсолютным большинством людей, видящих слёзы. Первая реакция – «не плачь». Мой опыт личных процессов в психотерапии и большой практический опыт работы с другими людьми говорит о том, что первое, что необходимо, – давать слезам течь. Давать им время, пространство и право быть выплаканными.

Мы зачастую не умеем успокоить близкого. Когда взрослые хотят успокоить ребёнка или друга, слышу, как говорят слово «успокойся», а интонационно это иногда гневное «заткнись» или раздражённое «ну, хватит уже». Состраданию в школе не учили. Быть рядом в горе сложно, но очень важно.

Ценить простое

Если продолжить про сказку, то она ещё и про то, что важно ценить простое, а не золотое. Не идеализировать прошлое: мол, было-то зо-ло-то-е! Бесподобное, невероятно ценное, никто и ничто с ним не сравнится. Простые вещи – рассветы, закаты, облака, звезды, общение, красота и уют дома, чашка чая, кофе, да просто воды – всё это составляет ежедневную ткань бытия. Ловлю, люблю, ценю эту простоту.

Видеть решение

Предложить решение в ситуации серьёзной потери очень трудно. Речь не про потерю шарфа или варежки (хотя маленький ребёнок, неопытный в этом мире человек, и это переживает как непоправимое). Ведь потерянного больше нет, именно оно ==невосполнимо. Согласиться на предложенное решение тоже бывает сложно. Но курочка кудахчет: «Я снесу вам новое яичко, не золотое, а простое». Она нашла выход, справилась.

Личный опыт

Я тоже проживала потерю. И как в сказке «Курочка Ряба», я потеряла ребёнка. Нерожденного, которому было всего несколько недель, но это было ужасно психологически тяжело. Я проживала это всей собой, в какой-то момент казалось, что уже не болит, но потом вдруг накрывало и снова вина, сожаление, горечь, мысли: «А может возможно было что-то сделать иначе, чтобы этого не произошло?»

Проживать потери – часть нашей человеческой судьбы. Важная часть. Болезненная.
Простите, если всколыхнула чью-то боль.

Продолжаю проект Год Важных Вещей вслед за Анной Черных. Спасибо, Аня!


Добавить комментарий