Антисказка. Я никогда не стану взрослым

Антисказка. Я никогда не стану взрослым

Когда я был маленьким, мне постоянно говорили, что вот вырасту, тогда и смогу ложиться спать, когда захочу. А сами родители так не делали, и вообще постоянно вставали по будильнику и ходили сонные. Разве круто быть взрослым, если ты даже не можешь высыпаться?

Когда я был маленьким, надо было зачем-то вести себя прилично. Когда приезжают родственники, когда мы идем в гости, когда отправляемся в театр… А что толку? Зачем соблюдать все эти приличия?

Когда я был маленьким, все вокруг с серьезным видом вели беседы о какой-то ерунде. Чтобы со стороны казалось, что это что-то важное. Больше всего я ненавидел эту скукотищу, когда папа заводил разговор о каком-то там пассивном доходе. Стоит ли вырастать, чтобы стать таким вечно беспокоящемся о чем-то несущественном?

Когда я был маленьким, я просил родных поиграть со мной. В поезд, в машинки, в волчью стаю, в магазин. Да хоть во что-нибудь! Но они были заняты сразу после своего пробуждения и до моей укладки в кровать. Их редкое согласие и попытки поиграть со мной заканчивались тем, что их отвлекали, и я снова оставался один. Вот скажите, для чего еще жить, если не играть? Взрослые вообще не секут фишку.

Когда я был маленьким, мама с папой всегда ругались. Они закрывались, но я слышал, конечно. Как можно так жить друг с другом? Потом делать вид, что всё хорошо, а через несколько часов снова обзывать друг друга, унижать. Беспощадно, зло, бессмысленно.

Когда я был маленьким, я понял, что взрослым становиться не хочу. А раз так, то и не буду. Зачем это всё? Я решил, что у меня будет всё по-настоящему. Как в сказке. Что я буду играть с ребятами, бегать по полям и лесам, лазить по деревьям и пещерам, играть в индейцев и пиратов. И главное – никогда не буду с важным видом говорить: “Думаю, завтра пойдет дождь”.

Не прошло и месяца, как я осуществил свой план – сбежал из дома. Я нашел на карте остров на большом озере, дошел туда через три недели. Я взял с собой еды. Угнал лодку и скрыл ее в зарослях, чтобы я всегда мог сплавать обратно. Потом стал делать вылазки, брать в мире кое-какие полезные вещи.

Я думал, что моя мама никогда не закроет окно моей спальни. И поэтому я не торопился возвращаться. Прошло много солнц и лун, а потом я полетел назад. Но окно детской было заперто, а в моей постельке спал мальчик. Это предательство я ей никогда не прощу.

«Конечно, в моем мире тоже будут другие мальчишки,» — решил я. Заглядывал в окна домов и звал с собой тех, которые мне нравились. А когда таких не находилось, то и других — тех, кто соглашался.

Я знал, что женщины могут быть только мамами. Есть ещё русалки, но они не в счёт. Мы с мальчишками играли, бесились, пели под дождем, строили дома на деревьях, делали луки и стрелы. Пока не появилась она, Вэнди. Увязалась за братьями. Но когда она оказалась среди нас, стало совсем по-другому. Не только весело, но и грустно. Она пела нам на ночь песни, штопала нам носки. Каждый вспоминал о своей маме и плакал украдкой. Я так привык к ней…

Но вдруг однажды она решила уйти. Сказала, что мы инфантильные, что она нам сочувствует и что ей пора возвращаться в мир. Я не понимал её: “Ты хочешь стать взрослой, рожать детей, заниматься готовкой, уборкой, работой, скучными разговорами о «важных вещах»?” Она ответила: “Да”. Я не понял почему, но из моих глаз вдруг брызнули слёзы.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *